Самоуправство ОКБ им.А.С. Яковлева в отношении Як-3 стало предметом разбирательств на высоком уровне

ferapПравительство области послушно согласилось принять вместо нашего легендарного самолета нечто, извлеченное из болот поисковыми отрядами, но простые ветераны САЗа не смирились с обещанной подачкой от музея Вадима Задорожного. Но Валентину Аристархову и Александру Бернадскому, а также депутату Госдумы Ольге Алимовой удалось развернуть в обратную сторону маховик самоуправства и государственного равнодушия. Напомним, что боевой самолет, купленный на деньги саратовского крестьянина Ферапонта Головатого, должен был вернуться в Саратов и занять достойное место в Музее боевой славы на Соколовой горе как раз к Дню Победы. Но вместо этого ОАО «ОКБ им. А.С.Яковлева», заявляя везде и всюду, что является собственником легендарной машины, отдало боевую реликвию частному Музею военной техники Вадима Задорожного. А Саратовской области от щедрот частного коллекционера обещан самолет, поднятый из болот поисковыми отрядами. Причем музей коммерсанта не отдаст, а продаст нам эти бренные останки! Однако многочисленные жалобы ветеранов авиазавода, с конвейера которого сошел знаменитый «ястребок», подаренный крестьянином летчику-асу Борису Еремину, а также поддержка депутата Госдумы Ольги Алимовой привели результату, на который сначала никто и не надеялся. Росимущество наконец-то вняло многочисленным обращениям и решило потребовать у ОКБ им. А.С. Яковлева документы, подтверждающие право собственности на легендарный самолет. Но таковых, вполне ожидаемо, у этой конторы не оказалось. Как видно из официального ответа и.о. директора департамента культурного наследия Минкультуры РФ Ю.А. Евтюхина и приложенных к нему копий документов, на сегодняшний день диспозиция такая: признавая, что право собственности ОКБ на знаменитый самолет документально не подтверждено, эта структура теперь предлагает Росимуществу признать право ОКБ по ст. 234 ГК РФ (приобретательная давность), так как Як-3 был передан в 1958 году безвозмездно Центральным домом авиации и космонавтики, ОКБ владело им более 15 лет и никто за это время не востребовал самолет. В массиве переписки ведомств, направленном Александру Бернадскому, приведен даже акт приема-передачи от 1958 года, из которого, кстати, стало ясно, почему ОКБ утверждает, что номер машины, которая долгое время хранилась у них, не совпадает с заводским №1712 знаменитого «ястребка». Все очень просто: №1376, которым оперирует ОКБ, это не заводской номер самолета, а инвентарный номер от музея, где стоял наш Як-3. С апелляцией к Гражданскому кодексу ОКБ намеревалось идти на совещание в московское управление Росимущества, протоколом которого федеральная структура пока не располагает. В неофициальном разговоре с Александром Бернадским представитель ведомства заявил, что на ст.234 ГК РФ и 15 лет владения в России представителям ОКБ вряд ли стоит рассчитывать, так как в России самолет находится только год, будучи вывезен на шоу в Санта-Монику еще с территории Советского Союза. В свою очередь, ответы на свои обращения получили депутат Госдумы Ольга Алимова и хранитель музея авиазавода Валентин Аристархов. Оба собеседника «БВ» сообщили, что их обращения будут предметом отдельного и специального рассмотрения одной из структур Администрации президента РФ. Page1 Page2 Page3 Page4 Page5 Page6